15 июня 2024 Суббота, 15:09 SAKH
16+

Прокурор заявила, что считает приговор Хорошавину законным и обоснованным

Дело Хорошавина, Южно-Сахалинск

В Сахалинском областном суде начались прения по рассмотрению апелляции на приговор экс-губернатору региона Александру Хорошавину и бывшему вице-мэру Южно-Сахалинска Алексею Лескину. Они осуждены Южно-Сахалинским городским судом на 15 и 9 лет соответственно за получение взяток в составе орггруппы на выборах в городскую думу Южно-Сахалинска пятого созыва в 2014 году.

Накануне защита оттягивала прения как могла, заявляя одно ходатайство за другим, но судебная коллегия, отклонив их все, постановила завершить этап судебного следствия и перейти к следующему этапу — прениям сторон. Они начались с выступления прокурора Ольги Абрамец.

— Полагаю, что приговор Южно-Сахалинского городского суда от 25.04.2022 года в отношении Хорошавина Александра Вадимовича и Лескина Алексея Ивановича является законным и обоснованным, а доводы, изложенные в жалобах осужденных Хорошавина и Лескина, адвоката Вершинина в интересах осужденного Лескина и Балабаса в интересах осужденного Хорошавина о невиновности в совершении инкриминируемых преступлений являются несостоятельными, — с этих слов начала выступление прокурор.

Ольга Абрамец
Ольга Абрамец

Уже из первого предложения позиция обвинения была понятна. Далее Ольга Абрамец в течение 17 минут аргументировала ее. Она рассказала, что предварительное расследование дела проведено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства с достаточной полнотой и эффективностью. Нарушений, в том числе при составлении обвинительного заключения, допущено не было. Анализ доказательств виновности Хорошавина и Лескина свидетельствует о том, что они последовательны, взаимодополняют друг друга, полностью согласуются между собой по месту, времени, предмету взятки и другим фактическим обстоятельствам преступления, детально и объективно раскрывают события противоправных действий, совершенных подсудимыми.

Причин, по которым свидетели могли бы оговорить подсудимых, судом не установлено, каких-либо достоверных доказательств этого стороной защиты, на взгляд обвинения, не представлено.

Доводы стороны защиты о том, что показания свидетеля Юрия Азизова (бывшего депутата гордумы — прим. ред.), положенные в основу приговора как доказательство виновности Хорошавина и Лескина, были получены с нарушением требований уголовно-процессуального законодательства, являются несостоятельными.

Доводы осужденных о том, что протоколы допросов журналистки Ники Шапран и ее мужа являются недопустимыми доказательствами, тоже несостоятельны. Напомним, Ника Шапран в суде первой инстанции не подтвердила версию обвинения по делу Хорошавина и Лескина.

Ольга Абрамец сообщила также, что допросы супругов Шапран были произведены в строгом соответствии с требованиями закона, а показания Ники Шапран о том, что ее допрашивали одновременно с супругом, опровергаются зафиксированными в протоколах датами допросов и показаниями оперуполномоченного, который допрашивал супругов.

Доводы стороны защиты о том, что Лескин действовал в отношении кандидатов в депутаты гордумы Южно-Сахалинска пятого созыва в соответствии с его полномочиями, также являются несостоятельными, продолжила прокурор. В судебном заседании достоверно установлено, что Лескин действовал в составе организованной группы. Об этом свидетельствуют приведенные в приговоре доказательства, а именно разговоры Лескина по телефону. В них, как следует из речи Абрамец, прослеживается роль Хорошавина, который согласовывал взяткодателей-кандидатов в депутаты, роль Лобкина (экс-мэра Южно-Сахалинска — прим. ред.), которого называют казначеем, роль Макарова, (экс-замруководителя аппарата губернатора и правительства региона), с которым Лескин обсуждал вопросы по подбору кандидатов и подготовку к избирательной кампании.

Лескин курировал работу управления информационной политики администрации Южно-Сахалинска. В период подготовки и проведения избирательной кампании политтехнологи при участии Лескина организовывали мероприятия и создавали информационные поводы с участием нужных кандидатов в депутаты. Об этом свидетельствуют и показания Макарова. По мнению прокурора, с учетом таких обстоятельств высказывания стороны защиты о том, что Лескин не давал указаний своим подчиненным в отношении кандидатов в депутаты, являются несостоятельными. Понятно, что Гринберг, Азизов, Акопян, Альперович, Арендаренко, Зайцев, Шарифулин, Болутенко, Артеменко, Яркин, Бурдюгов в предвыборный период появлялись в телевизоре не просто как эксперты, имеющие отношение к тому или иному новостному сюжету, а их специально пускали в эфир, это была часть пиар-компании.

— Лескин, используя свое должностное положение, предпринял обусловленные взяткой действия, направленные на способствование указанным лицам в подготовке ведения их избирательной кампании, — зачитала установленный судом факт Ольга Абрамец. — Доводы стороны защиты о том, что деньги собирались Лобкиным в избирательный фонд для проведения всей избирательной кампании кандидатов в депутаты ,и он никакого отношения к ним не имел, и взяток Лескин не получал, опровергаются проведенными в приговоре доказательствами о том, что такой фонд не создавался, наличные денежные средства передавались Лобкину лично в черных пакетах и без какого-либо документального оформления. О том обстоятельстве, что деньги получены в качестве взяток за участие в выборах в депутаты городской думы города Южно-Сахалинска пятого созыва, свидетельствует и отчет секретаря регионального отделения партии "Единая Россия" о том, что партия никаких фондов не создавала, и партия не могла финансировать избирательную кампанию кандидатов в депутаты.

Лескин действовал в составе орггруппы по получению взяток, и его вина в этом полностью доказана, сделала вывод прокурор.

— Данные лица вынуждены были отдавать требуемые участниками группы деньги в виде взяток, — сказала Абрамец, имея в виду кандидатов.

Доводы стороны защиты о том, что Лескин лично с губернатором не встречался и поручений от губернатора не получал, не опровергают предъявленное Лескину обвинение, не влияют на оценку его действий как преступных и на квалификацию содеянного им, добавила прокурор.

Кандидаты в депутаты сначала получали одобрение Хорошавина, после чего организовались встречи с Лобкиным. Об этом в числе прочего свидетельствуют телефонные переговоры Лескина и некоторых кандидатов.

Доводы стороны защиты о том, что показания свидетелей Акопяна, Альперовича, Арендаренко, Артеменко, Болутенко, Бурдюгова, Гринберга, Зайцева, Короткова, Кузьменко, Малькова, Сидоренко, Цоя, Шарифулина, Яркина были отобраны в связи с оказанием на них психологического давления органами предварительного расследования явно несостоятельны, считает также обвинение. Уголовные дела в отношении перечисленных лиц прекращены в связи с деятельным раскаянием.

— С учетом изложенного полагаю, что приговор Южно-Сахалинского городского суда является законным, а доводы, изложенные в многочисленных жалобах, являются несостоятельными, — закончила Абрамец.

Следующей в прениях должна была выступать сторона защиты, но она попросила время на подготовку. Адвокат Лескина Сергей Вершинин заявил ходатайство об ознакомлении с протоколом заседания суда апелляционной инстанции. Проще говоря, он хочет увидеть все, что записывал секретарь с момента начала рассмотрения апелляции в областном суде. Кроме того, Вершинин попросил предоставить ему письменную копию выступления прокурора на прениях, так как на слух информация воспринимается плохо. На подготовку к прениям стороне защиты, по словам Вершинина, нужно не меньше месяца.

Председательствующий судья Александр Горовко ответил, что протокола судебного заседания в оформленном виде на данный момент нет, так как он не готовится по частям. Судебная коллегия не принимала решения о таком способе оформления протокола и сторона зашиты ранее об этом не ходатайствовала. Обычно протокол готовится в конце.

— Просто не ожидали, что так быстро закончится. Мы думали, что следствие будет полноценное, — сказал Вершинин.

— Оно было полноценным, — ответил Горовко.

Прокурор заявила, что речь, которую она произнесла, имеется у нее только в тезисном варианте, поэтому предоставить ее она не может.

Суд объявил перерыв на пять минут, чтобы посовещаться. Затем Абрамец высказала мнение, что стороне защиты было предоставлено много времени для подготовки к прениям. Еще месяц на подготовку будет излишним. Балабас и Вершинин стали объяснять, почему это не так. Материалы дела находятся у адвокатов, у подзащитных их нет. Чтобы передать их, обсудить все моменты, согласовать выступление на прениях, нужно время. У каждого из адвокатов это дело — не единственное, есть еще другие, по которым составлен график и которые отнимают много времени в будни. Вершинин сказал, что с 6 по 13 декабря он будет занят каждый день с 9 до 17 часов. Ему нужно ехать по работе в Смирных, в Невельск. А в выходные дни посещать своих подзащитных в СИЗО адвокаты не могут.

Судебная коллегия постановила удовлетворить ходатайство стороны защиты частично: дать время на подготовку к прениям, но отказать в предоставлении протокола заседаний и текста выступления прокурора. Продолжение заседания назначили на 15 декабря. Оказалось, что Вершинин и Балабас в этот день не могут. Решено было перенести выступление защиты в прениях на 20 декабря.

— У меня 20-го углегорское дело, — сказал адвокат Лескина.

Судьи ответили, что на один день дело можно и подвинуть, иначе апелляцию мы никогда не рассмотрим. 20 декабря согласовали. В этот день заседание будет идти и до обеда, и после.

Создать обсуждение на форуме  
Обсудить в Telegram   
Новости по теме:
Подписаться на новости